Тюменские специалисты рассказали о психологических проблемах, связанных с цифровым пространством

«Я смогу тебе помочь!»

Региональный проект «Киберпатруль» разработан в 2014 году и направлен на противодействие распространению в сети Интернет противоправной информации, а также информации, способной причинить вред здоровью и развитию детей и подростков.

«Я смогу тебе помочь!»
Важно сделать интернет-среду безопасной для детей. istockphoto.com.

Киберволонтерам, педагогам, сотрудникам различных ведомств, которые ведут борьбу за здоровое подрастающее поколение, оказывают содействие департамент по общественным связям, коммуникациям и молодежной политике Тюменской области, Областной центр профилактики и реабилитации, департамент по спорту и молодежной политике города Тюмени.

На этот раз в прямом эфире дипломированные и практикующие психологи Елена Караберова и Наталья Иванцова рассказали родителям о влиянии социальных сетей и опасных играх в Интернете, особенностях суицидального поведения подростков и кибербуллинге (кибертравле), укреплении «сетевой гигиены» и преодолении психологических проблем, связанных с цифровым пространством.

Палка о двух концах

По словам Елены Караберовой, социальные сети влияют на подростков по-разному. С одной стороны, это хорошая площадка для развития коммуникаций. Подростки могут идентифицировать себя с теми или иными социальными группами, найти новых друзей, а также много полезной и поддерживающей информации. А с другой стороны, социальные сети — огромное инфополе, в котором ребенок может столкнуться с опасным контентом. Это могут быть кибербуллинг, деструктивные сообщества, социально опасные игры, группы, и при отсутствии критического мышления они могут нанести существенный психологический вред ребенку.

Ситуацию усложняет то, что не все дети могут пойти к значимым взрослым или родителям и рассказать о таких случаях, спросить: «Мне постучались на страницу и сказали, что я «избранный», правда ли это?».

Ребенок нередко сталкивается и с другой проблемой: он рисует некое цифровое «я», и оно не совпадает с его реальным «я». Бывает, ребенок нашел себя в каком-то сообществе, построил там коммуникации, нарисовал себя классным и успешным, веселым и опытным. А на самом деле у него не получается самореализоваться в школе, среди сверстников, он не умеет выстраивать с ними контакты, ему сложно находить общие точки соприкосновения. В итоге происходит слом самоидентификации и даже внутренний конфликт: в соцсетях я такой, а в жизни — другой. Ребенок решает: «в соцсетях я классный и признанный». Он начинает проводить там все больше и больше времени. Ему там психологически комфортнее, он чувствует себя более самореализованным. И у ребенка все выше соблазн оставаться в соцсетях. Так возникает цифровая зависимость.

Таймкиллер — это…

— Мы разучились общаться, а социальные сети создают видимость того, что вы с кем-то общаетесь, контактируете, — считает психотерапевт Андрей Курпатов.

Он назвал бичом современности зависимость людей от социальных сетей и гаджетов. Потребление цифровой информации в нынешних объемах несоразмерно потребностям человека. Однако разработчики приложили немало усилий, чтобы сформировать эту зависимость. Увы, подростку объяснить такие вещи сложнее. Поэтому важно помочь ему развить критическое мышление. Чтобы он мог самостоятельно определять опасность и пользу информации, тех или иных сообществ. В идеале эту работу с ребенком нужно вести с самого раннего возраста. Давать ему возможность познавать реальный мир, получать свой собственный опыт общения с детьми и взрослыми, опыт анализа различных ситуаций, не давая готовых ответов. Важно задавать ему наводящие вопросы, чтобы он учился и мог рассуждать, и не имел привычки верить всему тому, что люди говорят и пишут.

Часто бывает, что родитель не желает обосновывать свое мнение. Он хочет, чтобы ребенок сделал так, как сказал родитель. Идя по этому пути, развить у ребенка способность к анализу и критическое мышление часто бывает трудно и сопряжено с потерей времени.

И снова о киберугрозах

Есть интернет-игры, которые, по словам психологов, достаточно сильно напугали некоторых родителей. Например, игра «Беги или умри». Ее суть в том, что ребенок получает задания и должен показать свою «крутость». Рисковать, перебегать дорогу в неположенном месте, догонять поезд — и все это фиксировать на фотокамеру или делать видео. А привлекает она подростков опять же возможностью самоидентификации, самоизучения.

— Если родитель говорит ребенку, что ему не надо никому ничего доказывать, помогает в формировании здоровой самооценки, то такому подростку со значительно меньшей вероятностью захочется показывать свою «крутость» в социальных сетях, — считает Елена Караберова.

Родители наверняка также слышали об игре «Исчезни на 24 часа». Увлекшись ею, ребенок может исчезнуть ровно на сутки. Никому ничего не сказать и отключить телефон.

— По сути, это игра на привлечение внимания, на демонстрацию ребенком того, что он независим от родителей, родственников, друзей и знакомых. Если подросток исчез, то ему действительно не хватает внимания и включенности взрослых в его жизнь, — уточнила специалист.

Иногда родители, наблюдая, как их дети становятся взрослыми и умными, начинают отдаляться от них, решать свои проблемы, строить личные отношения. При этом не все дети умеют выстраивать тесные контакты с ровесниками. Поэтому, чтобы ребенок не играл в опасные интернет-игры, родителям важно иметь с ним доверительные отношения, тогда он сможет поделиться своими мыслями и эмоциями, почувствовать, что его поймут и примут независимо от того, хорошие это мысли или плохие. В этом случае ему не нужно искать дополнительные инструменты для привлечения внимания.

По-настоящему серьезную опасность в соцсетях и мессенджерах несут «группы смерти». Их администраторы путем различных заданий формируют у детей, нуждающихся в социальных контактах, склонность к суициду. Общие черты у таких детей — чувство одиночества, неприкаянности, нереализованности, эмоциональный разрыв с родителями. И вот находится кто-то, кому такой ребенок нужен. Это срабатывает. Эмоциональная нестабильность характерна для очень многих детей и подростков, особенно на фоне гормональной перестройки организма. Но базовым свойством детей, интересующихся «группами смерти», является отсутствие близких отношений в семье и среди сверстников, депрессивный жизненный настрой, включающий в себя целый ряд факторов, в том числе отсутствие социальной самоидентификации, банальную усталость от перегрузок, апатию, агрессию. Важно отметить, что ребенка, у которого яркая, насыщенная, гармоничная жизнь, трудно заманить в такие «группы смерти». Чаще всего туда попадают неприкаянные, одинокие дети.  

Буллинг и кибербуллинг

Буллинг — это системное агрессивное, эмоциональное или физическое влияние на ребенка одного лица или группы лиц. Не драка и не конфликт двух детей, а травля, когда силы того, кто травит, и того, кто является жертвой, несопоставимы. Этот процесс может продолжаться очень долго, месяц или год. И даже несколько лет. Причем в ситуации травли страдают обе стороны. Это нездоровая для детей ситуация, которая калечит и буллера, и его жертву. Если страдающую сторону перевести в другой класс или школу, ничего не поменяется, на ее место придет другая жертва. Важно понимать, что дети не могут справиться с данной ситуацией самостоятельно. И родители обязаны в нее включиться, если надо, то на уровне класса, если необходимо, то на уровне директора школы. Если и это не помогает, к ситуации могут подключиться специалисты департамента образования. Если туда обратиться, там обязательно помогут.

— Родитель обязан бороться за своего ребенка, и неважно, сколько ему лет — десять или пятнадцать. Нужно делать все что угодно, только чтобы его прекратили травить, — уточнила Елена Караберова.

То, что ребенка травят, можно понять по наиболее распространенным признакам. По словам Натальи Иванцовой, ребенок замыкается в себе, разрывает социальные контакты, не ходит гулять, не общается со сверстниками, к нему никто не приходит в гости. Могут быть видны и физические проявления: синяки, ссадины, царапины, повреждения на одежде или вещах. Значимые признаки — это депрессивное поведение, упадок эмоций, апатия, настрой на саморазрушение, плохой аппетит, низкая самооценка, безразличие к внешнему виду и успеваемости по предметам.

Эмоциональная подавленность — также весьма сильный фактор суицидального поведения. И эмоциональный контакт с родителями, теплая семейная обстановка, безусловно, должны сыграть позитивную роль в этой непростой для ребенка ситуации.

Травля может переместиться в киберпространство. В нем несколько иные правила игры, и моменты оскорблений и угроз можно фиксировать, делать скриншоты, и обращаться за защитой, вплоть до полиции.

Наладить контакт с ребёнком

Родителям важно быть, что называется, в теме, а именно изучать основы подростковой психологии. Понимать ребенка не просто с высоты своего возраста или опыта, а вникая в его проблемы, стараясь разобраться, что с ним происходит. Читать книги, консультироваться у психологов, чтобы понять, какие переживания свойственны ребенку в том или ином возрасте.

— Родитель должен быть хорошим слушателем, внимательно слушать и слышать ребенка. Нередко дети с суицидальным поведением бросают некие фразы в надежде найти поддержку и понимание, и такие фразы можно услышать и распознать, — сказала Наталья Иванцова.

С ребенком нужно разговаривать про него, про себя, про вас обоих, задавать ему вопросы, делиться новостями, не учить жизни, а разговаривать. Помочь ему почувствовать себя любимым и нужным. Доверительные отношения выстраиваются только так. Порою ребенку не столько важно, чтобы говорил взрослый, сколько необходимо выговориться самому. И в этом случае он может услышать какие-то принципиальные вещи от себя самого.

— Нередко у подростка с суицидальными мыслями бывает узкое, тоннельное мышление, поэтому важно предлагать ему варианты решения его проблем, конструктивные идеи по выходу из ситуации, — добавила Елена Караберова. — Отвлечь от таких мыслей нельзя, но можно помочь с ними справиться.