В Тюмени обсудили практику суррогатного материнства

Чтобы услышать детский смех

Алла Пугачева и Максим Галкин, Елена и Дмитрий Маликовы, Филипп Киркоров, Алена Апина, Сергей Лазарев, Яна Рудковская — известные в шоу-бизнесе персоны. Но, кроме эстрады, их объединяет то обстоятельство, что все они подошли к теме рождения собственных детей через технологию суррогатного материнства и, по сути, сняли с нее некое табу.

Чтобы услышать детский смех
pixabay.com.

Общественную дискуссию по данной проблематике вновь всколыхнул недавно разработанный в России законопроект. Инициатива родилась благодаря случаю: из-за пандемии биологические родители-иностранцы не смогли забрать к себе своего ребенка, которого для них выносила и родила россиянка.

Что же мы знаем о суррогатном материнстве? Кто прибегает к услугам суррогатных матерей и почему? Кто из женщин оказывает данную услугу? И в чем суть и детали нового законопроекта? По словам сенатора, члена Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Маргариты Павловой, большинство стран мира уже запретили коммерческое суррогатное материнство. Поэтому весь международный рынок суррогатного материнства ринулся в Россию. Клиники, которые занимаются репродуктивными технологиями, стали расти как грибы. Только в Челябинске таких учреждений открылось одиннадцать.

Новым законопроектом предлагается взять ситуацию с суррогатным материнством под полный государственный контроль. Главный посыл — прекратить экспорт детей за пределы страны, ввести четкий и понятный реестр младенцев, рожденных от суррогатных матерей, сопровождать их дальнейший рост и развитие.

— Мы еще очень мало что знаем о таких детях, о том, как они будут чувствовать себя, будучи взрослыми. Согласитесь, это не совсем естественный путь появления на свет, — уточнила Маргарита Павлова.

В настоящее время цены на данные услуги на рынке исчисляются миллионами рублей. В США, например, ценник начинается от 100 тыс. долларов. В Нидерландах услуга обойдется на наши деньги в 4 млн рублей, в Греции — в 1,5 млн. В этой связи российские эксперты предлагают придать суррогатному материнству статус государственной оплачиваемой репродуктивной технологии наравне с ЭКО (экстракорпоральным оплодотворением). Государство при этом особой нагрузки не почувствует. Дело в том, что суррогатные беременности учитываются в списке беременности при ЭКО. И объем суррогатного материнства в целом по стране составляет всего два процента. Поэтому оплатить данные расходы не составит особого труда.

В любом случае суррогатные мамы состоят на учете по ведению беременности в госучреждениях, получая при этом все необходимые медицинские услуги. Некоторые женщины умудряются получить еще и материнский капитал. Лечение женщины после суррогатных родов, восстановление ее здоровья тоже происходит за счет бюджетных средств.

— Это совершенно недопустимая ситуация, когда мы, по сути, оплачиваем из государственного бюджета торговлю детьми. Она унижает нашу страну, и мы должны прекратить этот поток младенцев за границу, — заявила сенатор.

В закон предлагается ввести и норму о том, что одинокие люди также не могут завести ребенка от суррогатной матери. Как подчеркнула Маргарита Павлова, разработчики руководствуются тем, что дети — это не игрушка для взрослых. Каждый ребенок все-таки должен появляться в семье, от союза мужчины и женщины. Предлагаемая норма, таким образом, направлена на защиту прав ребенка, которому нужны и мать, и отец.

Сторонником запрета на вынашивание детей для иностранцев также является первый заместитель председателя комиссии по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей Общественной палаты РФ Павел Пожигайло. По его мнению, в России такие дети защищены, а вот что происходит с ними за пределами страны — большой вопрос. Если проблема не касается российских граждан, это еще полбеды. А если касается, то нужно бить в колокола. Случаи использования суррогатного материнства и рожденных подобным образом детей для сомнительных целей известны. Сейчас любой иностранец может приехать в Россию, найти агентство, а их в стране семьсот, и сделать заказ на вынашивание ребенка. И неизвестно, что с ним будет дальше.

— Само суррогатное материнство — это тоже не шутки. Женщины испытывают ряд гормональных атак плюс проблемы со щитовидной железой. Нередко детки рождаются недоношенными, и подобных моментов немало, — отметил Павел Пожигайло.

Не всё так плохо

Свою позицию по данной теме пояснила руководитель тюменского агентства по подбору суррогатных матерей и сама в прошлом суррогатная мать Екатерина Суркова.

— Я была суррогатной матерью трижды. Впервые забеременела в 2006 году, мне было двадцать лет. Затем я увидела телепередачу с участием бесплодной пары, прочувствовала их боль. Я понимала, что у меня будет свой ребенок, но потом решила, что если все сложится хорошо, то я смогу помочь таким людям выносить их ребенка. Не скажу, что я сильно нуждалась в деньгах, но все же это была коммерция плюс миссия, как и сейчас. Для второй суррогатной беременности я долго подбирала пару, поскольку в ходе первой беременности заказчики меня бросили на несколько месяцев, и я осталась без поддержки. Такую пару нашла в Екатеринбурге, женщина трижды теряла свою беременность. Я выносила и родила им ребенка, теперь у меня два своих малыша, и четыре суррогатных, — рассказала Екатерина Суркова.

Предпринимательница заявила, что ее агентство работает только с парами, причем в основном с тюменцами, жителями северных регионов. Насколько ей известно, все новорожденные от суррогатных матерей проживают на территории большой Тюменской области — в Тюмени, Ишиме, Сургуте. Это не значит, что иностранцы не делали агентству своих предложений. В частности, китайцы. Но все они получили отказ. Как и однополые пары, которые звонили в агентство в основном из Москвы. Кстати, за январь 2021 года в агентство поступило уже десять заявок от клиентов, у которых проблема бездетности заключается в бесплодии.

— Я считаю, что нужно помогать нашим российским парам, которые хотят детей, но не могут их иметь по медицинским показаниям, — уточнила Екатерина Суркова.

Депутат Государственной Думы РФ, врач Татьяна Цыбизова считает, что с медицинской точки зрения новый законопроект пока сыроват. Ряд его новелл касаются сугубо акушерства и гинекологии, а не только порядка регулирования сферы суррогатного материнства.

— Мы воспринимаем его исключительно как медицинскую технологию, и, конечно, ни один врач не согласится с пояснительной запиской к законопроекту, где речь идет об угрозе безопасности государству, нарушении чьих-то прав. Это технология, которая является одним из величайших научных достижений конца прошлого века, ее цель — обеспечение родительства семей, которые не имеют такой возможности. Поэтому медицинское сообщество настаивает на доработке закона. Если речь идет о запрете участвовать в этой программе иностранцам — это одно. Пожалуй, этим можно и ограничиться. Но почему законопроект запрещает иметь ребенка от суррогатной матери одинокой женщине? Это вопрос. Тем более, у нас ежегодно около полумиллиона женщин рожают детей вне брака. Мы им тоже запретим это делать? — прокомментировала ситуацию депутат.

Екатерина Суркова полностью согласилась с доводами заслуженного врача и даже обратилась в Общественную палату РФ, в комиссию по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей, с просьбой пересмотреть требования к институту суррогатного материнства. И она далеко не одинока в отстаивании этой позиции. По нынешним временам суррогатное материнство — явление уже не подпольное и не столь экзотическое.

В основе технологии — ЭКО

Прежде всего, биологические родители и суррогатная мать должны пройти комплексную медицинскую диагностику, сдать анализы, пройти УЗИ, ЭКГ, проконсультироваться со специалистами. Главный внештатный специалист по репродуктивному здоровью департамента здравоохранения Тюменской области Антон Суханов уточнил, что не все аспекты подготовки к суррогатному материнству можно «отработать» с использованием полиса ОМС (обязательного медицинского страхования). В среднем придется потратить порядка 200 тыс. рублей.

— Наша задача — сделать все для того, чтобы на свет появился здоровый ребенок, неважно, выносила его биологическая мать или суррогатная, — отметил он. — Если девушка решает стать суррогатной матерью, она проходит все обследования и, по сути, должна быть полностью здоровой, а медицинскую помощь получать в индивидуальном порядке. Шаблонов нет.

Список традиционных требований общеизвестен: будущая суррогатная мать должна иметь возраст 20–35 лет, сначала родить для себя хотя бы одного здорового ребенка, заручиться письменным согласием супруга. Кроме того, недопустимы рубец от кесарева сечения или внематочная беременность в прошлом, психические отклонения, наркозависимость.

С суррогатной матерью проводится процедура ЭКО. При этом женщина может забеременеть не сразу, даже если обладает идеальным здоровьем. Если беременность подтвердилась, то генетические родители обязаны в этом случае выплачивать ей ежемесячное содержание, покрывать расходы на обследования и консультации во время беременности.

Отдельный вопрос — юридическое сопровождение. Сторонам необходимо оформить договор, учитывающий все нюансы — от процесса вынашивания до порядка выплат.

— В Москве агентства заключают договор и с суррогатной мамой, и договор с биологическими родителями. Они выступают посредниками и зарабатывают большие комиссионные. Мы же работаем по другой схеме: у нас суррогатная мать напрямую заключает договор с родителями будущего ребенка. И это договор между двумя физическими лицами, — отметила Екатерина Суркова.

Самая большая статья расходов для генетических родителей — гонорар за вынашивание. В совокупности итоговая сумма может достигать 1,5 млн рублей.

По словам Екатерины Сурковой, девушки, которые впервые участвуют в такой процедуре, получают за суррогатное материнство, за сам факт вынашивания и рождения ребенка — 800–900 тыс. рублей. Плюс ежемесячное содержание в размере около 20–25 тыс. рублей. Предусмотрены иные разовые выплаты: на одежду, за кесарево сечение, если таковое будет необходимо, за рождение двойни и т. п.

Нагрузку на женский организм, безусловно, никто не отменял. Как и психологические нюансы вынашивания чужого ребенка. Безусловно, между матерью, пусть суррогатной, и плодом возникает незримая нить, некое притяжение, большое или маленькое. Наверняка женщина думает о чужом ребенке, который был ее частью целых девять месяцев, о том, как он растет и развивается, в каких условиях и какие у него успехи.

Для Екатерины Сурковой эта морально-психологическая проблема решена просто:

— После родов я никак не взаимодействую с биологическими родителями. Я считаю, что выполнила главное условие договора, я не могу их беспокоить. Просто желаю им и ребенку всего самого прекрасного.

Клинический психолог, член Российской ассоциации репродукции человека Елена Мухамедова отметила, что к суррогатному материнству отношение в России пока что двоякое. Многие считают, что такие мамы затем отдают почти родных детей чужим людям. Связь с малышом у сурматери, конечно, складывается. Однако будущая роженица должна в самом начале иметь четкое представление о происходящем. Быть готовой к непониманию со стороны родственников и круга общения.

— Быть полностью отключенной от своей беременности женщина, конечно, не может. Но я уверена, что психологическая работа также должна проводиться и с биологической мамой, необходимо проработать ее будущие отношения с младенцем, — отметила Елена Мухамедова.

Что касается заказчиков услуги, то, если говорить о тюменцах, это те же врачи, учителя, обычные люди, и дети для них — это не прихоть и не блажь, и не боязнь испортить фигуру беременностью. Все они имеют проблемы в репродуктивной сфере. И для них технология суррогатного материнства — это единственная возможность услышать в своем доме детский смех, увидеть глаза своих собственных детей.