Олеся Галишева: «Психология — это про счастье»

Экология души и сознания для многих из нас становится необходимостью

13.03.2019 в 09:00, просмотров: 801

Тюменская область — регион счастливых людей. И это не декларация, а факт, подтверждаемый разного рода исследованиями. Безусловно, немалый вклад в социальное и психологическое здоровье граждан вносят специалисты-психологи.

Олеся Галишева:  «Психология — это про счастье»
На этнофестивале «Небо и Земля». Фото из личного архива Олеси Галишевой.

Какая она — современная психология, каковы ее тренды? Реально ли избежать болезней, стрессов, конфликтов с помощью психопрактик? Об этом мы поговорили с психологом-консультантом Олесей Галишевой.

— Олеся, какие тренды сложились в психологии в последние годы?

— Основные направления в психологии как были, так они и остались. Ну, например, гештальт, экзистенциальная психология, психоанализ и другие. Ныне набирают популярность не то чтобы новые направления — они были известны и ранее. Но так сложилось, что спрос на них вырос. Речь идет об интуитивной психологии, арт-терапии, рисуночных методиках, метафорических картах и т. д. То есть у людей стало больше возможностей для выбора. Кому-то подходит психоанализ, погружение в детские психотравмы, а кому-то наоборот — важнее идти вперед и научиться избегать дискомфорта в будущем.

Любой специалист выбирает, в каком методе ему развиваться. Например, я окончила высшее образовательное учреждение, получила диплом и могу пользоваться любым методом. Но, чтобы лучше его узнать, мне понадобится дополнительная специализация. При этом в любом методе человек может решить любую проблему.

Обычно специалист берет на вооружение несколько методов. Лично я выбрала для себя такую отрасль, как нейропсихология. Затем телесную терапию и тета-хилинг. И уже в рамках этих направлений изучаю и осваиваю различные техники, которые интересны лично мне.

Нейропсихология помогает с помощью специальных коррекционных методик заставить мозг работать. Кинезиология изучает взаимосвязь психики и тела через мышечный ответ. С ее помощью хорошо прорабатываются причины и последствия стрессов. Тета-хилинг — это работа с подсознанием. И в каждом отдельном случае я выбираю тот метод, с помощью которого проблема решается быстрее. Чтобы человек жил гармонично и счастливо.

Если в голове тараканы

— Недавно вы вернулись из Кирова, где проходил семинар по тета-хилингу. Это новый метод в психологии? На чем он основан?

— В Кирове я вела детскую площадку: родители обучались, а я занималась детьми. По утрам у нас была нейрогимнастика, затем тренинги на коммуникативность и развитие творческих способностей. Что касается семинара по тета-хилингу, в нем могли принять участие все желающие. Кто-то практикует данный метод как специалист и помогает людям, а кто-то применяет его для себя. Дело в том, что к душе человека можно подобраться разными способами. Тета-хилинг — это способ, в котором задействуются различные особенности мозговой деятельности, в частности, способность к медитации. Человек погружается в медитацию, и с ним можно начинать работать на тета-частоте, используя при этом различные техники и практики.  

Как психологу мне очевидно, что с помощью этого способа можно получить значимый психотерапевтический эффект. Находясь в состоянии медитации, человек легче впускает психолога в свое подсознание, где идет основная работа. Ведь как бывает? Иногда к психологу приходят очень умные клиенты. Человек все знает, все испытал, четко формулирует свои запросы и настроен на определенный результат. Это работает его сознание. И тем самым блокирует настоящую проблему. С таким человеком нужно работать через подсознание. Тета-хилинг — один из способов туда войти. Возможность обнаружить негативные программы, влияющие на поведение и мышление. Ведь все мы живем с разными установками, и через эти установки, как через очки, смотрим на окружающий мир. Некоторые называют их «негативными стратегиями», «когнитивными установками». Психологи называют это «убеждениями». Наша задача — найти то или иное убеждение, изменить его и показать человеку, что можно мыслить и жить по-другому.

— Человек сам находит в себе некое негативное убеждение?

— При помощи тета-хилинга он может найти его сам. Но, как всегда это бывает, совместно с психологом это получается быстрее. Даже если у меня будут проблемы, я смогу себе помочь, но сделаю это при поддержке другого психолога. Это будет гораздо действеннее и экологичнее. Поэтому многие психологи не стесняются обращаться за помощью к другим психологам.

— Тому или иному методу нужно учиться постоянно или один раз научился и дальше остается лишь применять его?

— Достаточно научиться один раз. А дальше развиваться в других направлениях. Возможности для саморазвития и профессионального роста в последние годы значительно расширились.

Найти свой путь

— Психология в нашей жизни занимает все более уверенные позиции. Вокруг все больше тренингов, семинаров, визитов знаменитых спикеров и авторов книг по психологии. С чем это связано?

— Каждый человек ищет свой путь, чтобы жить гармонично и комфортно в имеющихся обстоятельствах. Если он не чувствует гармонии, не видит ее вокруг, он выбирает разные стратегии, как выйти из этой ситуации. Пути два: загнать проблемы внутрь либо найти позитивный выход. С учетом того, что я общаюсь со многими людьми, могу сказать, что проблемы у всех самые разные. Кто-то хочет свободно чувствовать себя на сцене — это одно. Кто-то не умеет общаться с людьми, испытывает трудности в установлении контактов — это другое. Неврозы, заикание — это третье. И так далее. К примеру, для одного зарплата в 20 тысяч — идеальный уровень, и он хочет развиваться духовно. А для другого месячный доход в 100 тысяч — это мало, и он боится создавать семью с таким доходом.

Кстати, в моем окружении много интересных профориентологов, профориентация — это еще одно направление в психологии. Раньше специалисты этого направления больше придерживались тестирования, чтобы определить склонности и способности человека, его принадлежность к одной из групп профессий: человек — человек, человек — знаки, человек — машина. Сейчас профориентолог больше ориентируется на ценности человека, на его Я-концепцию. Методики чаще моделируют жизнь в целом, появляется больше игровых технологий. Впоследствии люди могут научиться самопрезентации, ораторскому искусству, постановке голоса, приобрести некие коммуникативные навыки, чтобы чувствовать себя в жизни более комфортно и уверенно. Хотя изначально озаботились вопросом «Куда же мне пойти учиться?». И это правильно. Потому что в любой отрасли ты работаешь с людьми, даже если сидишь за компьютером и принимаешь заказы.

Собственно говоря, чаще всего люди идут к психологам именно с этим запросом: они хотят перемен, внутренних и внешних. Важно разложить все проблемы и ценности по полочкам, найти золотую середину, проработать белые пятна в картине мира.

— Что становится итогом этой работы?

— Здорово, если человек говорит тебе, что его жизнь стала гармоничной и он счастлив. Счастье — это то, к чему все в итоге стремятся.

Мода или необходимость?

— Олеся, ваш основной профиль — это детская психология и детско-родительские отношения. В чем основные проблемы современных детей?

— Дети детсадовского возраста обычно не умеют держать границы, не знают, что можно, чего нельзя. А родители при этом, вместо того чтобы объяснить, отвлекают ребенка обещанием купить конфету. Дети постарше «сидят», что называется, в гаджетах, и у них очень слабая сенсорная среда. Они недополучают необходимый опыт из окружающего мира: прикосновений, ощущений, эмоций. Раньше дети двигались более активно, развитие идет через движение и общение с себе подобными — это аксиома. Нынешние дети слабо контролируют свои чувства и зачастую не умеют распознавать эмоции, слышать других людей, оценивать их внутреннее состояние. Если я себя не могу привести в норму, то, естественно, не могу общаться и с другими людьми. И главная рекомендация, которую я даю родителям таких подростков, — идите к детям, интересуйтесь, как у них дела, разговаривайте с ними. Таким образом, дети раскрываются и начинают понимать, что с ними происходит.

Большинство моих маленьких клиентов — это дети-«особики». Им предлагаются нейроупражнения, которые запускают работу мозга. Дети начинают слагать и вычитать, делить и умножать.

— Считается, что нынешних родителей также нужно воспитывать, развивать их родительские компетенции. Вы с этим согласны?

— Конечно! Я работаю с семьей, где растут трое детей. И между детьми, детьми и родителями нет устойчивых коммуникаций. Каждому из них значительно спокойнее, когда дома никого нет. Если вся семья дома, то у ее членов появляется чувство тревоги и напряжения. Приходится применять различные методики и техники, вести своего рода школу коммуникативности, чтобы наладить в этой семье позитивные межличностные отношения. Комфорт в семье — это самое главное! А мешают ему и гаджеты, и загрузка родителей на работе.

— С чем связаны ваши среднесрочные и долгосрочные цели?

— Сейчас на просторах страны есть много возможностей для профессионального развития, чему можно поучиться. Например, скоро я еду в Москву на курсы по интуитивной анатомии. Кроме того, в прошлом году на этнофестивале «Небо и Земля» я была куратором детской площадки. Ныне буду курировать еще и подростковую. Так же как и люди вашей профессии, я люблю находить интересных людей, приглашать их в некоторые свои проекты. Например, подросткам на предстоящем фестивале будет предложено пообщаться с известным профориентологом Еленой Шагали, поучаствовать в различных игропрактиках. Будут организованы площадки, посвященные блогерству, пластике тела, театру. А еще я люблю лесные походы.

— Работа психологом, с чужими проблемами и негативом — в чем здесь удовлетворение?

— Работа сложная. И не все выбирают этот путь. Если слишком сложно, то, наверное, лучше заниматься чем-то другим. Мне легко, потому что поначалу я наблюдала за профессией со стороны, ездила на стажировки. И поняла, что я смогу. Все было честно. Потому что если ты себе соврал, дальше ничего не получится. Тем более что дети тонко чувствуют фальшь. С ними можно даже поругаться, они простят и будут слушать скорее тебя, чем общаться с равнодушным человеком.

Трудно, когда мои подопечные дерутся, кусаются, пинаются. Но удовлетворение есть. Оно заключается в том, например, что ребенок, который три года не разговаривал, начал говорить. Неходячий ребенок начал ходить. Ребенок с аутистическим расстройством стал реагировать на свое имя. Во всех этих случаях ты понимаешь: то, что ты делаешь, — работает!