Величайшее счастье солдата

Наш земляк получил свою первую награду из рук Рокоссовского

10.05.2018 в 09:00, просмотров: 671

Блистательному советскому полководцу Константину Константиновичу Рокоссовскому принадлежат следующие слова:

«...Величайшее счастье для солдата — сознание того, что ты помог своему народу победить врага, отстоять свободу Родины, вернуть ей мир. Сознание того, что ты выполнил свой солдатский долг, долг тяжкий и благородный, выше которого нет ничего на земле!».

Величайшее счастье солдата

Именно под началом Рокоссовского довелось воевать тюменцу Петру Павловичу Молодцову. Из рук главнокомандующего фронтом К. Рокоссовского разведчик Молодцов получил и свою первую боевую награду — орден Красной Звезды. Воин прошел боевой путь от Воронежа до Сталинграда, Кенигсберга и Праги. Был ранен, погибал, но выжил. С очередной наградой на груди стоял под сводами Георгиевского зала в Кремле. Воочию видел Сталина и Молотова, Калинина и Маленкова, Кагановича и Ворошилова. После войны поднимал в Армизоне разрушенное хозяйство. Работал с Борисом Щербиной. Выхаживал больных животных. Сеял хлеб. И остался простым русским солдатом, чутким, скромным, добрым, внимательным, для которого нет выше счастья — видеть нашу Родину мирной и свободной.

Вот уже несколько лет его нет с нами. Но он остался в нашей памяти.

Разведчиками не рождаются

Когда началась война, многих сибирских парней направляли в Томск, в пехотное училище — учиться на офицеров. Весной 1942 года, досрочно получив звание лейтенанта, адъютант командира 111-го Сибирского пехотного полка Петр Молодцов уже сидел в воинском эшелоне. Полк направлялся на фронт, под Белгород. Так, вместе со всеми, в числе других солдат и офицеров, лейтенант Молодцов попал на передовую.

— Наше командование хотело форсировать Северный Донец, — рассказывал ветеран, — но наступление захлебнулось. Мы понесли большие потери и отступили.

В то время поражения Красной Армии не были в диковинку. Вот и разведгруппа, в которую вошел Петр Молодцов, была обнаружена и попала в окружение. Сначала последовала одна боевая вылазка. Затем другая, третья. Во время одного из переходов разведчики натолкнулись на своего командира Сушкова и комиссара Коваленко. Весь полк был разбит.

Группа из двадцати красноармейцев оказалась фактически в тылу противника. Но бойцы не растерялись, решили прорываться к своим, на Дон. Прятались в лесу. Кормились скудно, чем придется. Сидели в засадах, расстреливали немецкие обозы. Однажды набрели на дом лесника. Наскребли муки, испекли лепешек. Впервые за все это время поели по-человечески. И вдруг — стрельба из автомата. Фрицы! Снова пришлось сняться с места и уйти дальше, в чащу леса.

Когда обнаружили проложенный через лес кабель немецкой связи, созрел план: кто умеет плавать, переправится через Дон вплавь, а кто не умеет — поплывет на плоту. Для этого надо вырезать около километра кабеля, перебросить его через Дон и быстро перетянуть плот на противоположную сторону. Пойти на опасное задание вызвался лейтенант Молодцов. В условленное время в условленном месте перерезал кабель финкой и приготовился встретиться с врагом лицом к лицу. Как только появился вооруженный автоматом немецкий связист, разведчик сделал рывок и со всей силы загнал ему финку в сердце. Тот едва успел охнуть.

Несколько мгновений спустя наши бойцы уже спускали плот к реке. Документы — в пилотку, пилотку — на голову, и в воду. Долго ли, коротко ли шли, набрели на блиндаж. Оттуда выскочили солдаты. Наши! Вскоре майора Сушкова снова назначили командиром полка, а Петра Молодцова — помощником начальника штаба полка по разведке.

Станица Клетская

У станицы Клетской, которая вошла в историю Великой Отечественной войны, бои шли жесточайшие. От станицы до Сталинграда километров 150. И немцы придавали большое значение этому направлению. Русские обороняли правый берег Дона, не давая противнику переправиться через реку. Командующим армии был генерал Черняховский. Вскоре он погиб. Командарм ехал в автомобиле, и его накрыло артиллерийским снарядом.

Что конкретно будут делать фашисты на этом направлении — никто ничего не мог сказать. О планах немцев наше командование узнало благодаря Петру Молодцову. Как-то наши разведчики ушли в нейтральную зону, залегли в кустарнике, начали осматриваться, прислушиваться. Так и есть: неподалеку прогуливались немецкие солдаты. Помощник начштаба полка по разведке решил взять «языка». Маскируясь в траве, двое офицеров проползли метров сто и нос к носу столкнулись с противником. Раздались две автоматные очереди. Один фашист был убит, а второго Молодцов ранил в ногу. Разведчики бросили «языка» на плащ-палатку и потащили его к своим. Доставили в штаб дивизии. А туда уже звонят из штаба армии: «Языка» быстро сюда!».

Оказывается, на Сталинградский фронт прибыла свежая немецкая часть — соединение отборных войск СС «Мертвая голова». Наше командование быстро перестроилось и усилило оборону на данном направлении новым видом оружия — ракетами РС. В просторечии это знаменитые «Катюши».

— И вот как-то в шесть часов утра, — делился воспоминаниями фронтовик, — немцы произвели артналет в нашу сторону и пошли в атаку. Это были эсэсовцы, довольные, сытые. Шли твердо, уверенно, полагая, что вскоре нас всех уничтожат. И в этот момент ударили наши «Катюши». Мы тогда впервые увидели, что это такое. Фашистов смело, как пыль. Это был апофеоз, сплошная стена огня. «Катюша» стелет снаряды пунктуально, по квадратам, через каждые десять метров. Все, что живое туда попало, — исчезает, ничего не остается. Для немцев это был шок. Атаку мы отбили. Тоже, конечно, понесли потери. Бегали от пулемета к пулемету. Из одного постреляешь, потом из другого… Затем немцы снова попытались нас сломить. И опять у них ничего не вышло. Таким образом, правый берег Дона остался за нами. Вот за этого «языка» я и получил от Рокоссовского в штабе армии свою первую боевую награду — орден Красной Звезды.

Встреча со смертью

К началу Сталинградской битвы старший лейтенант Молодцов уже считался специалистом по разведке. Сам по себе чувствовал: теперь он не тот, что прежде. Сознание стало яснее, мысли точнее, нервы крепче. В ноябре 1943 года началось наступление Красной Армии. Советские войска освободили город Калач под Сталинградом. А 28 ноября разведчика ранило. Осколки от разорвавшегося снаряда угодили в грудь и голову. Куском металла снесло надбровную кость. Офицер потерял сознание. Кто его вытащил с поля боя — не помнит. Раненых было много, не десятки, не сотни. Тысячи. Во время затишья их всех переправили через Дон. Начали готовить к эвакуации в тыл. Так геройский разведчик оказался в Свердловске, нынешнем Екатеринбурге, в госпитале.

— Сколько было раненых, даже страшно вспоминать! — с горечью говорил Петр Павлович. — Кто без рук, кто без ног. Со мной рядом лежал майор. У него разрывными пулями вынесло ребра вместе с мясом. Можно было видеть, как дышит легкое.

В госпитале офицер-разведчик провел четыре с половиной месяца. Но и этого было мало: голова поворачивалась не до конца, правая рука не работала.

Снова на фронт

Наше командование готовило наступ­ление на Восточную Пруссию. Капитана Молодцова направили в Литву и назначили начальником разведки полка 150-го гвардейского корпуса.

— Когда началось наступление, — рассказывал Петр Павлович, — оказалось, что немецкие ДОТы и ДЗОТы имеют метровую толщину. Наши снаряды их не пробивали. Однажды мы начали атаку и были остановлены. Тогда решили сделать следующее: спланировали такую плотность огня, что на каждые десять метров падало не менее пяти снарядов. Затем снова поднялись в атаку, и легко, фактически без потерь, прорвали оборону противника. Немцы в своих ДОТах были живые, но уже недееспособные, одуревшие от взрывов. У них от нашей артподготовки шла кровь из ушей, из носа…

Прорыв наших войск на этом направлении был настолько неожиданным, что жители немецкого города Гумбини встречали красноармейцев как инопланетян — со смесью ужаса и любопытства: «Откуда здесь русские?». Наши полки заняли оборону. Отдохнули, перестроились, а затем снова ринулись в атаку, и так, с боями, дошли до самого Кенигсберга. На груди капитана Молодцова появились еще два боевых ордена. Один из них — вторую Красную Звезду — фронтовик получал в Кремле.

После взятия Восточной Пруссии было решено бросить 150-й гвардейский корпус на Берлин. Эшелоны с нашими войсками пересекли Польшу.

— И тут нас переориентировали, — вспоминал ветеран. — Оказывается, вперед вырвалась 120-тысячная немецкая группировка, и нам отдали приказ ее уничтожить, потому что она могла помешать общему наступлению. Настрой у фашистов был уже не совсем адекватным. Они шли в психическую атаку, пьяные, чумазые, как дикий скот. Потерь у нас было немного, и с этой группировкой мы расправились дня за три…

Довелось П. Молодцову участвовать и в освобождении Чехословакии. Весной 1945 года в предместье Праги советское командование сосредоточило группировку войск с огромной штурмовой мощью. Тут были и танки, и авиация, и артиллерия. По словам Молодцова, «техники нагнали столько, что солдату ступить было негде». Это соединение наголову разбило войска противника. Разведчики еще не раз доставляли командованию ценные сведения, благодаря чему вражеские позиции зачастую попросту смешивались с землей.

Минул март. Затем апрель. Однажды в штабе дивизии раздался звонок: «Где генерал Артюхин? Найдите и передайте: война закончена, немцы капитулировали. Поздравляем с Победой!».

— Я уж не помню почему, — говорил Петр Павлович, — но в это время с немецкой стороны продолжалась стрельба. Мы как раз сели ужинать, решили поднять праздничный тост — и вдруг ударила немецкая артиллерия. Один из наших генералов говорит: «Беру ответственность на себя! Батарея, огонь!». Ответили так, что земля затряслась. После этого немцы больше не стреляли…

На следующий день фашисты начали бросать оружие и сдаваться в плен. К этому времени за боевые подвиги на груди фронтовика уже блестели два ордена Отечественной войны, два ордена Красной Звезды и медаль «За отвагу».

Великая Отечественная война закончилась победоносным разгромом гитлеровской Германии. Советский народ ликовал, оплакивая свои многомиллионные жертвы.

Слава героям!

После войны Петр Павлович перебрался в Омск. Затем в Тюмень. Трудился в Омутинском, Армизонском районах ветеринаром, зоотехником. На «отлично» окончил Московскую ветеринарную академию. А затем возглавил в Армизоне колхоз «Путь коммунизма». Началось восстановление мирной экономики, налаживание обычной трудовой жизни. Уже через несколько лет благодаря таким людям, как Петр Павлович Молодцов, темпы роста ВВП в стране составили 30%. А через 15 лет после окончания войны страна, которая понесла в этой войне самые большие, самые страшные потери, первой вышла на космическую орбиту.

Добрые имена и дела тех, кто подарил нам самое прекрасное, самое святое, что есть на свете, — мир и свободу, навечно останутся в памяти потомков. Низкий им всем поклон!