Водное хозяйство Тюменской области в надёжных руках

Алексей Иванов:«Где вода — там мы!»

Летом 2020 года свое 55-летие отпразднует одна из старейших организаций Тюменской области — АО «Тюменгипроводхоз». В штате организации порядка 80 профессионалов — инженеры различных направлений, изыскатели, земельщики.

Алексей Иванов:«Где вода — там мы!»
Фото Вячеслава Владимирова.

Велика роль института в освоении новых территорий региона, при мелиорации, строительстве водозаборов, берегоукреплении и защите населения от паводков и подтопления. Так, в 2017 году был сильный паводок в Ишиме, Ишимском и Абатском районах. Тогда специалисты разработали несколько проектов защитных дамб, которые сейчас либо построены, либо еще строятся.

— Проекты дорогостоящие — от нескольких десятков до сотен миллионов рублей. Строить их повсеместно не позволяет бюджет. Но без них нельзя. Поэтому на основных направлениях удара стихии дамбы все равно нужны, — рассказал директор АО «Тюменгипроводхоз» Алексей Иванов.

По его словам, определение зон затопления и подтопления и защита от этих стихийных явлений — одно из основных направлений деятельности института. А главная задача — упредить возможные негативные последствия. Тем более что принят федеральный закон, и все местные органы власти обязаны его выполнять с целью минимизации возможного ущерба.

— Алексей Семенович, бассейн реки Ишим традиционно самый рискованный?

— Да, это довольно сложный регион. А все потому, что в 60-х годах прошлого века в Северном Казахстане был построен каскад водохранилищ. Воды в них то много, то мало. Есть засушливые годы, и есть водные. По правилам, когда начинается таяние снегов, вода стекает в водохранилище, ее нужно понемногу сбрасывать. Если ждать, пока она накопится, то сбрасывать придется резко, чтобы водохранилище не переполнилось и не разрушилось. Но поскольку точного прогноза количества воды нет, казахские специалисты на водохранилище ждут до последнего. И начинают резко сбрасывать воду, когда ее становится много. Этот фактор стал одной из причин, которые в 2017 году привели к паводку на юге Тюменской области. Если бы воду из водохранилищ начали сбрасывать в феврале–марте, последствия паводка были совсем другие.

— В настоящее время, насколько я знаю, действует межправительственная комиссия, которая держит руку на пульсе…

— Какие бы договоренности ни существовали, в любом случае в соседней стране будут думать о том, как наполнить водохранилища. Вода в степях — очень важный ресурс, без нее сельское хозяйство на тех землях невозможно. Заметим, что и река Тобол также своенравная. На ней размещены населенные пункты, которые нередко подвергаются подтоплению. А паводок на реке Туре может привести к подтоплению отдельных районов Тюмени.

— Насколько вероятен такой сценарий? Не угрожает ли он строительству набережной на левом берегу?

— Наш институт в этом проекте тоже частично поучаствовал. Там практически нет угрозы. В принципе, Тюмень защищена достаточно хорошо. Центр и Заречная часть города не пострадают. Главное, чтобы не повторилась ситуация 1979 года, которую можно назвать катастрофической. В тот год затопило район Старой Лесобазы, Березняки и поселок Красный Октябрь. Жителей эвакуировали на лодках. Недавно мы спроектировали защитную дамбу для аквапарка «ЛетоЛето». По нашему проекту начали строить защитную дамбу парка «Заречный». Институт является генеральным проектировщиком парка и разработчиком технических решений по инженерной защите парка от затопления.

Тюменцы обретут новую экозону

— Алексей Семенович, что представляет собой данный проект?

— В 80-х годах прошлого века на месте нынешнего парка были реальные джунгли из ивы, в которых мы, будучи подростками, довольно весело проводили время. Потом на месте джунглей появились деревья, площадки, и это был серьезный прогресс. Парк быстро стал любимым местом отдыха жителей заречных микрорайонов. Но его главная беда до сих пор состоит в том, что в весенний паводок он также затапливается, поэтому делать в нем благоустройство, а тем более что-либо строить, просто нельзя.

Тем не менее, наличие комфортных общественных пространств в городе стало обязательным пунктом градостроительной повестки. Еще при разработке концепции реновации улицы Щербакова был задан вектор развития этой территории, который определяется, в том числе, расположенным рядом аквапарком. Наш проект состоит из двух основных этапов. Первый из них предусматривает устройство противопаводковой защитной дамбы, которая соединит существующую левобережную дамбу и защитную дамбу аквапарка. После завершения этих работ в перспективе берег реки свяжет велопешеходный маршрут от моста Влюбленных до аквапарка «ЛетоЛето». Протяженность дамбы составит 555 метров, и там есть участок, где смогут причаливать прогулочные лодки и катера.

Второй этап предусматривает строительство самого парка с благоустройством. Его строительство должно начаться после ввода в эксплуатацию дамбы. В парке найдут свое место спортивные площадки и тренажеры, современный памп-трек (специальная велосипедная трасса), беговая дорожка, игровые площадки для детей разного возраста, зоны отдыха для взрослых, водопады и водные интерактивы для детей, поляна для традиционных массовых гуляний с эстрадой, площадка для дрессировки и выгула собак, а также кафе, пункты проката и общественные туалеты. Во время массовых гуляний поляна сможет вместить до 20 тысяч человек. Это позволит проводить такие массовые и любимые горожанами мероприятия, как Сабантуй, Масленица, Новый год, День молодежи, День Победы, День города и другие.

— Получается, ваши специалисты — проектировщики широкого профиля?

— Верно. Мы специализируемся на гидротехнике и мелиорации, проектируем водозаборы, станции водоочистки, водоемы, но можем спроектировать все что угодно. Наш институт, например, с самого начала участвовал в строительстве биатлонного комплекса «Жемчужина Сибири». Комплекс стоит на берегу небольшой реки, и там также необходимо было увязать их воедино.

Без воды — никуда

— Алексей Семенович, как вы связали свою жизнь с этой профессией?

— Окончил Тюменский строительный институт по специальности «Промышленное и гражданское строительство». Работал в проектных организациях. Потом меня пригласили в Тюменгипроводхоз. Сначала трудился заместителем главного инженера. Вырос до директора. А первый значимый объект в биографии — это как раз «Жемчужина Сибири». Объект был интересный и сложный одновременно. По сути, это некий мини-город, где можно жить, заниматься спортом, он полностью обеспечен собственными энергоресурсами, там есть свой водозабор, очистные сооружения. Помимо объектов энергообеспечения, там построены стадион, трасса, тренировочное стрельбище.

— В чем уникальность нашего Тюменского региона с точки зрения гидрологии?

— Любой регион с точки зрения водных ресурсов является уникальным. Вода везде разная. У нее свой химический состав. На территории нашего края воды пригодной для питья нет. Без очистки ее пить не рекомендуется. К примеру, в подземной воде повышенное содержание железа, марганца, кремния и других веществ. И на те же дачные скважины лучше устанавливать специализированные фильтры. Специалисты могут приехать, взять анализ воды и под конкретный анализ подобрать нужный фильтр. А с реками все еще индивидуальнее…

Наш институт занимается более крупными системами, когда речь идет о водоснабжении населенных пунктов или предприятий. Мы проектировали водозаборы для Ялуторовска, Ишима, Тобольска, Заводоуковска, Лабытнанги, Салехарда. Все начинается опять же с анализа воды. А далее под конкретный анализ подбирается та или иная технологическая линия очистки воды.

— Недавно в Тюменской городской Думе состоялся разговор о том, чтобы сделать горячие источники Тюмени более привлекательными для бизнеса и туристов… Что вы думаете по этому поводу?

— Все эти источники — самоизливающиеся скважины, которые были пробурены в период поиска нефтяных месторождений. Так называемый сеноман глубиной 800 плюс-минус 200 метров. С этими источниками связана одна главная проблема. Вода из скважины льется безостановочно. Если ее закрыть, поставить заглушку, скважина со временем перестанет давать воду. Она должна все время работать. Вопрос в том, куда девать сотни и тысячи кубов минеральной воды? Закачивать обратно — дорого, да и не всегда возможно, а сброс на рельеф или в водные объекты может привести к засаливанию почвы и серьезным негативным последствиям для флоры и фауны. Очистка такой воды — очень дорогое удовольствие, то же самое, что опреснять морскую воду. А если воду сбрасывать без очистки — это грозит серьезными штрафами. Но и очистка не панацея. К примеру, «рассол», который останется после выделения чистой воды, девать все равно некуда. Другое дело, что нынешнее законодательство позволяет производить оценку воздействия такого сброса на водный объект, и если расчеты покажут, что его состояние не ухудшается, то сброс разрешают. Такими расчетами мы тоже занимаемся.

— Какие еще интересные проекты есть у вас в портфеле?

— Одним из постоянных направлений нашей деятельности после биатлонного комплекса «Жемчужина Сибири» стало проектирование спортивных сооружений. Таких крупных объектов, конечно, больше не было. Но мы запроектировали биатлонный центр в Заводоуковске, спорткомплексы в Ярково, Мальково и Бердюжье, крытый каток в Винзилях. Сотрудничаем с предприятиями рыбного хозяйства, когда нужно создать водоем, с предприятиями сельского хозяйства, нуждающихся в системах орошения. Так, у нас был совместный проект с известной агрофирмой «КРиММ» по орошению картофельных полей.

— Алексей Семенович, последний вопрос. Чего бы хотелось вам как руководителю?

— Раньше у нас было министерство мелиорации и водного хозяйства. Нынче данная сфера разделена между сельским хозяйством, экологами и прочими отраслями. По сути, она оказалось без единого управления. И получается, что единая политика в области водного хозяйства отсутствует. По-хорошему, нужен план развития отрасли. Расчистка рек, берегоукрепление, осушение и орошение территорий — нужен единый государственный подход к этим проблемам. Цикл работ в нашей сфере измеряется годами и десятилетиями, поэтому нужно заранее все планировать, изучать, наблюдать за различными параметрами, анализировать и из полученных данных планировать необходимые работы на многие годы вперед, тем более что для бюджета это серьезная нагрузка. Но без этих расходов невозможно эффективно развивать сельское хозяйство, речной транспорт, рыбоводство и множество других важных отраслей.

— Что ж, будем надеяться на лучшее!