Артисту нельзя без разбитого сердца,

или 10 лет дорогою сна

26.02.2014 в 09:00, просмотров: 5270

Она знает множество языков. Вышла замуж за иностранного дипломата и объехала весь мир. Член трех международных научных обществ. Играет на арфе. У нее шикарный вокал. В ее балладах много древних трав, огня, воды, ветра. 

Артисту нельзя без разбитого сердца,

Она — это Хелависа, лидер фолк-рок-группы «Мельница». На концерт Хелависы в ДК «Железнодорожник» пришли те, кто давно следит за ее творчеством, знает ее песни наизусть. Тюменская публика долго не отпускала «Мельницу» и скандировала: «Еще! Еще!» Хелависе пришлось задержаться на сцене и на бис исполнить еще три старых хита. Певица и ее команда были вознаграждены: зал, в основном молодежь, провожал их стоя и громом аплодисментов.

— Хелависа, у людей разные потребности, интересы, запросы. На какой запрос публики отвечает группа «Мельница»?

— Думаю, прежде всего, на свой собственный запрос, и запрос дорогого мироздания, но не запросы поклонников. Хотя с поклонниками мы, конечно же, находимся в постоянном контакте. Штука в том, что, собственно, я хотела делать ту музыку, которая приятна лично мне, и говорить со слушателями на своем языке. Я, знаете, немножко, как тот волшебник у Шварца в «Обыкновенном чуде»: «Я просто хотел поговорить с тобой о любви». Его абсолютно не волновало то, насколько он будет понят, насколько его язык, когда он собирает всю эту компанию пестрого народа и заставляет всех плакать и смеяться, адекватен ситуации. Это его не заботило. Вот точно так же практически любого артиста, на самом деле, это не заботит. Потому что… ну, это такая функция организма. Надо петь. Надо что-то говорить. Если у меня в голове, скажем, какие-то мифологические пласты, или, я не знаю, Гумилев, Цветаева, значит, я таким языком и говорю.

— И все равно у вас есть благодарная публика, которая жаждет слышать то, о чем вы говорите. Она легко вами приобреталась?

— Очень долго приобреталась! Я не могу сказать, что это было очень легко. Но, с другой стороны, это было очень естественно. Первые примерно 3-4 года своего существования мы были группой, которая стабильно играет в очень маленьких клубах. И это было для нас нормально. Шла наработка опыта. Уже потом, когда мы выпустили первую пластинку, вторую, этот опыт позволил нам двигаться семимильными шагами.

С каждой презентацией новой пластинки мы поднимались выше, увеличивались площадки для выступлений, нами интересовались масс-медиа. Так мы приобрели верную, очень думающую публику. Она вместе с нами взрослела. Голосовала за нас на «Нашем радио», какие-то свои последние копеечки тратила на sms-ки. Сейчас наши поклонники выросли, работают. Но при этом они все еще с нами! И это прекрасно, потому что в итоге у группы появился фан-клуб, очень интересный, очень инициативный. И мы периодически делаем какие-то совместные проекты. Минувшей осенью на одной из сцен у нас над головами повис целый дирижабль, большой, светящийся! Это исключительно заслуга участников фан-клуба. Мне кажется, прекрасно и то, что мы тоже выросли вместе с нашими поклонниками.

— Вам нравится общаться с публикой?

— Я с удовольствием это делаю на форумах. Люблю давать автографы после концерта. Но в целом я довольно закрытый человек.

— Ваши песни, которые звучат на сцене, — «Горец», «Невеста полоза», «Господин горных дорог», «Королевна» и другие — вызывают у слушателей искренний восторг. Как это у вас получается?

— Музыка «Мельницы» видоизменяется. И сейчас звучит именно так, как мне хотелось этого в 16 лет. Путь пройден большой. Я очень многому научилась. Наверное, главное — верить в себя, в свой проект. У меня всегда была одна проблема. Как говорила героиня одного известного фильма: «А вы знаете, знаете, я кто? Я — библиотекарь!!!» Вот у меня всегда был этот комплекс. Я ведь кандидат филологических наук. И боялась, что так им и останусь. А теперь я пою на сцене, и в это мне самой бывает трудно поверить. Потому что, видимо, подсознательно я чувствую себя, как тот библиотекарь…

— А изучение языков — это ваше хобби или..?

— Это моя профессия.

Я десять лет простояла за кафедрой в МГУ.

— На сайте вашей группы есть определение: «Новая музыка древнего мира». Какой смысл вкладывается в эту фразу?

— Штука в том, что я рассказываю очень много архетипических, мифологических историй. Мне интересно говорить о том, что актуальным было во все времена, — о любви, войне, противоборстве… Но при этом я не хочу стеснять себя в музыкальных средствах выражения. Поэтому — новая музыка древнего мира!

— Чего вам не хватает в жизни?

— Вообще? В принципе? Мне кажется, в мире всего с избытком. Единственное, может быть, чего не хватает, — это времени.

— Самые важные вещи для творчества?

— Мне важно путешествовать. Важно быть одной — наедине с инструментом. Важны эмоциональные встряски. Иногда важно нарушать правила. Мне нужно много читать, слушать музыку, смотреть кино. Но, в первую очередь, наверное, это путешествия и эмоции.

— Не тяжело все время загружать себя каким-то материалом?

— Наоборот! Если происходит какая-то остановка, у меня это случалось дважды, когда я рожала детей, видимо, какая-то связь с космосом на время закрывается, и потом мне тяжело заново открывать все эти каналы, входить в рабочий режим.

— Хелависа, нужен ли артисту на сцене жизненный опыт или достаточно таланта?

— Да, без сомнения, нужен! Вы знаете, как-то раз я была в Монтре на фестивале, пела Кайли Миноуг, тогда ей было очень мало лет. Она гениальная, великолепная певица. Я очень ее люблю. Она выступала со своими песнями, а в финале взяла чужое произведение. И тут я увидела, что она не тянет. Причем не за счет вокала. Не тянет потому, что у нее еще просто нет разбитого сердца. Нет в душе той боли, той глубины, с которыми эту песню нужно было спеть. Думаю, опыт необходим, даже негативный. Артисту без разбитого сердца нельзя.

— Много иностранных языков, много концертов, общения… Вы уже сказали людям самые важные слова или это еще только предстоит сделать?

— О! Вот этого я не знаю! Будем надеяться, что мне еще есть что сказать. Тут уж как решит мой духовный проводник. Потому что артист, как маг, — всегда медиатор, правда? Всегда посредник между идеальным миром и человеческим. Я очень такой… платоновский человек.

— Что вас тревожит?

— Мне очень тревожно за Украину. Страшно то, что сейчас там происходит: кровь, террор… Странно, что такое вообще случается в наше время. На Украине у меня много друзей, в Киеве живут мои родственники. И я внимательно слежу за новостями.

— Где еще вас можно увидеть, за каким занятием застать?

— Меня можно застать на конюшне. У меня есть своя лошадь. Я ее очень люблю. Меня можно застать дома с детьми. В каком-нибудь парке во время пробежки. Я не хожу в спортзалы, я очень люблю бегать, подтягиваться на турниках, отжиматься… Еще я пишу книжку.

— Как выглядит ваш нынешний гаст­рольный тур?

— Челябинск — Тюмень — Омск — Новосибирск — Красноярск — Иркутск. Предыдущие гастроли прошли по северу России, Поволжью. Потом мы поедем на юг — Ростов, Краснодар, Астрахань…

— Ваши пожелания тюменским поклонникам?

— Мы очень рады снова побывать в Тюмени. В последний раз мы приезжали сюда четыре года назад. Знаете, интересно наблюдать за людьми. В Краснодаре, например, публика — душа нараспашку, э-гей! В Зауралье зрители другие — сидят локоть к локтю, внимательно смотрят. И лишь некоторое время спустя принесут таблетки, если тебе нездоровится, окружат тебя заботой… Хотела бы пожелать моим тюменским друзьям читать как можно больше хороших книг. Разум питается хорошими книгами! И — до новых встреч!