Не бросайте своих стариков

На протяжении нескольких лет в регионе активно работает «Областной геронтологический центр»

20 декабря 2017 в 16:08, просмотров: 4475

В первую очередь учреждение занимается организацией социального обслуживания граждан пожилого возраста, которые нуждаются в посторонней помощи. Официально таких людей на обслуживании более полутора тысяч человек. Социальные работники помогают старикам с доставкой продуктов питания, оплатой коммунальных услуг, приборкой в доме.

Не бросайте своих стариков
Фото автора.

Как часто мы сами не замечаем пожилых людей, которых ежедневно видим на улице или в общественном транспорте. Забываем позвонить родителям, чтобы поинтересоваться об их здоровье, спросить, как дела. А ведь они очень нуждаются в поддержке и внимании с нашей стороны.

О том, как тюменским одиноким пенсионерам дают новый смысл жизни, готовы ли они к путешествиям, что такое деменция и как с ней жить, готовы ли наши старики к западным технологиям, рассказала заместитель директора «Областного геронтологического центра» по социальной работе Светлана Малахова.

Одинокая старость – не приговор

- Часто ли получается так, что пожилой человек становится «сиротой» при живых родственниках? Мы же знаем, что иногда за стариками никто не ухаживает, а как придет час, за освободившейся жилплощадью выстраивается очередь.

- Иногда таких родственников очень сложно вычислить. Бывает, пожилые люди сами отрезают их от своей жизни и ничего не говорят. В данном случае государство подходит очень жестко. Если родственники имеются, то по закону они обязаны осуществлять уход. Но, как правило, люди работают, а человек нуждается в помощи в течение всего дня. В таком случае мы заключаем коммерческий договор с родными, и наш социальный работник на платной основе оказывает помощь.

Если родственник не желает оказывать помощь, то мы подключаем наших психологов и юристов. Но тут нужно помнить, что пожилым людям, несмотря ни на что, своих родственников жалко.

Мы выясняем обстоятельства, почему человек не ухаживает за своим родственником. Это может быть работа, но с низким доходом. Он ведь тоже должен на что-то жить. Есть определенные правила определения таких обстоятельств. В случае маленького дохода, мы считаем пожилого человека одиноко проживающим, и тогда обслуживаем его при софинансировании со стороны государства.

- То есть если у родственников нет возможности оказывать помощь, то заботу о пожилых берет государство?

- Есть постановление правительства Тюменской области, есть федеральный закон, который устанавливают правила. Но прежде, чем начать обслуживание, мы готовим пакет документов. Если экстренно нужна помощь, мы тут же подключаемся, потому что мы социальная служба и тянуть время с оформлением документов не имеем права.

- Есть ли информация о детях, которых заставили в принудительном порядке выплачивать алименты?

- Это очень редко, хотя юридически так должно быть. Законодательно такая возможность есть, и ее нужно реализовывать. Мы стараемся разъяснять такие вещи. Пока что у нас на обслуживании только одна такая пожилая женщина. Инициировать процесс подачи на алименты должен сам пожилой человек, но им всегда своих детей жалко, как бы те не обделяли их вниманием. Поэтому мы пытаемся привлечь родственника уже своими социальными методами.

- Недавно в Тюмени открыли отделение социализации пожилых граждан. Это такой своеобразный «детский садик» для пенсионеров. Как сейчас развивается этот проект?

-. Это коммерческое отделение, рассчитанное на тех, у кого есть близкие родственники, имеющие возможность оплачивать услуги. Цена достаточно доступная и приемлемая. Сегодня это отделение одновременно посещают 8-10 человек. Это максимум, который мы можем охватить. В течении целого дня у нас находятся пожилые люди с деменцией. Включено трехразовое питание. С людьми занимаются специалисты. В основном, это досуговая деятельность, осуществление прикладного творчества, различные тренинги. Они смотрят кино, поют песни. То есть проводятся те процедуры, которые активизируют мозг и благотворно влияют на состояние здоровья таких людей.

Буквально в декабре мы выиграли грант на этот проект. Теперь у нас на год есть государственная поддержка. Мы имеем возможность бесплатно в данном отделении заниматься с одинокими людьми, страдающим таким заболеванием.

- Основной смысл в том, чтобы попытаться замедлить деградацию и сохранить базовые навыки и функции человека?

- Да. Сохранить и научить родственником жить с этим. Потому что люди часто сталкиваются с тем, что они не готовы принять родственника таким, какой он есть. Деменцию мы видим в тот момент, когда она уже прогрессируют, когда у человека появляются странности в поведении. Поэтому здесь мы активно взаимодействуем с психиатрической больницей. Их специалисты в данном вопросе готовы с нами работать. У нас в планах начать обучать родственников в группах самопомощи, чтобы у людей было пониманием, что их родственник непреднамеренно усложняет им жизнь, а это действительно болезнь и с ней можно жить. Нужно только найти подход и самому перестроиться.

Таких людей у нас много, и их количество увеличивается. Болезнь прогрессирует и даже молодеет.

- Какой сейчас средний возраст подверженных деменции?

- Средний возраст сейчас 70-75 лет, но в практике уже встречаем и 60-летних. Поэтому у нас в планах проводить профилактическую работу для трудоспособного населения. По обмену опыту мы ездили в Германию, и там об этом говорят давно. С каждым годом число людей с этим заболеванием прибавляется.

Деменция – новая-старая проблема

- А почему? Что случилось? Просто раньше стеснялись родственники говорить, или это какие-то вызовы нового века, связанные с образом жизни и экологией? 

- Сложно сказать. Родственники действительно скрывают такие факты, чтобы никто не знал, и не всегда обращаются вовремя к врачам и специалистам. Приходят только тогда, когда человек «чудит» уже по полной программе. А это уже та стадия, когда ничего не сделаешь. У многих принято: ушел на пенсию, сложил руки, и все – ничего ему не интересно. Это влияет на мозговую деятельность.

Когда мы начинали наши программы по активизации деятельности пожилых людей, столкнулись с тем, что их очень трудно столкнуть с места. Мы буквально за руку тащили их на наши мероприятия. Им проще сидеть в четырех стенах, страдать, чувствовать себя самыми несчастными людьми в мире, и мучать родственников при этом. Нынче ситуация меняется. Не так быстро, как бы хотелось, но все же.

Повторюсь, что соседи зачастую к нам обращаются, когда человек уже полностью запущен. Приходим, а там не квартира, а помойка. Человек, к сожалению, в таком случае уже глубоко психически болен, и профилактические меры не помогут. И поэтому важно говорить о данной проблеме. Все равно люди слышат, начинают присматриваться, задумываться и реагировать. Важно не быть равнодушным.

- Какие профилактические мероприятия проводятся центром?

- У нас первая задача – это социальное обслуживание на дому. А также мы активно продвигаем активные занятия. Действует большой проект «Университет третьего возраста» - это и обучающая форма, и в тоже время досуговая, как профилактика социального одиночества. В рамках учреждения работают несколько факультетов: от краеведческого, психологии, творчества до иностранных языков. В качестве «преподавателей» нами привлекаются волонтеры и профессионалы своего дела, которые могут поделиться знаниями. Плюс нам оказывают помощь различные ведомства. В среднем через проект проходит около двух тысяч людей, а начинали мы буквально с нескольких человек и радовались. Наши «студенты» сдают экзамены, курсовые работы, общаются. Для них это серьезный учебный процесс.

- И как успехи?

- Замечательно, ведь они гораздо ответственней, чем молодежь. Им это по-настоящему интересно. Если молодых учиться, вспомните нас самих, где-то заставляли, то здесь человек впитывает новые знания и активно задают вопросы. Например, наши бабушки, которые изучают французский язык, хотят сейчас оформить грант и поехать в Париж.

- На Западе лучше? Существует стереотип, что на Западе состарившихся людей сразу сдают в дом-интернат. У нас такая практика не распространена, может потому что у нас другой менталитет?

- Будучи за границей, мы посещали дома-интернаты. В них пожилые люди живут отдельно. Они психологически к этому готовы и знают, что общаться с детьми они не будут. Это норма их общества. Но для нас семейные ценности важнее. Пока. Правда, все чаще происходят случаи, когда люди от своих родственников пытаются избавиться. Бывают случаи, когда человека уже просто невозможно держать дома.

- Общество становится в этом отношении циничнее?

- Лично я считаю, что для нас эта западная практика не приемлема. Ценности семьи в нашем обществе были всегда. И будет очень жаль, если мы сейчас их растеряем. Для каждого пожилого человека важно находиться в кругу родственников. Просто нужно правильно наладить контакты и понимать, что идут изменения в организме. И надо понимать, что каждый из нас когда-нибудь тоже станет пожилым. Для того мы и реализуем различные технологии, чтобы и семьям было легче, и чтобы человек как можно дольше оставался дома. Есть, например, технология – это приемная семья для пожилого человека.

- А какой стимул у тех, кто берет в семью пожилого человека?

- Им поступают денежные выплаты. Они небольшие, но служат неплохим стимулированием. Просто взять пожилого в семью - это достаточно серьезный шаг. Ведь его не перевоспитаешь, нужно смириться с его привычками. На такой шаг идут уже сложившиеся семьи. В Тюмени таких девять семей. Люди ухаживают за абсолютно посторонним пожилым человеком и не считать его обузой. И это в основном лежачие люди.

- На дворе ХХI век. Например, в Японии практикуют роботов-сиделок. Используются ли у нас какие-то новые технологии для помощи пожилым людям?

- У нас они привыкли общаться с живыми социальными работниками. Конечно, мы далеко отстаем от той же Японии. Мы бы хотели, чтобы у пожилых людей были элементарные планшеты с подключением GPS-навигации. Мы надеемся, что в будущем это будет. Но пожилых людей надо учить правильно пользоваться компьютерной техникой. На Западе мы видели технологии обслуживания пожилых. У каждого социального работника машина, и они всей бригадой выезжают к человеку.

- Создается впечатление, что западные пенсионеры очень яркие, активные, ездят, путешествуют по миру. А у наших единственное развлечение – это очереди в поликлиниках.

- Жизнь так сложилась. Сегодня мы как раз и пытаемся взять что-то положительное из опыта Запада. Сегодня достаточно много наших пожилых людей отдыхают за границей, и не за счет своих детей, а за свой собственный. На Западе многие, выйдя на пенсию, не мучаются, как у нас, а получают удовольствие от жизни. Хочется, чтобы наши родители тоже имели возможность куда-то ездить отдыхать, иметь возможность вести активный образ жизни.




Партнеры