Рассекреченные документы позволяют изучить белые пятна истории

В судьбе человека — отражение эпохи

6 декабря 2017 в 09:00, просмотров: 1542

Сохранение памяти о солдатах, павших на полях сражений, и восстановление неизвестных судеб воинов — важнейшее дело. Кто-то в рядах поисковиков поднимает останки бойцов на полях битв, а кто-то ищет своих дедов и прадедов, пропавших без вести или захороненных в братских могилах.

Рассекреченные документы позволяют изучить белые пятна истории
Участники военно-исторического клуба «43-й Сибирский стрелковый полк». Фото автора.

Великая Отечественная война и годы репрессий отчасти заслонили память о не менее масштабных событиях — гражданской войне и Октябрьской революции. В Тюмени массовый интерес к этому времени был подогрет только столетней годовщиной революции 1917 года. От героев и свидетелей той эпохи остались лишь скупые строчки в архивах, которые теперь рассекречены и стали предметом изучения для любителей истории, краеведов и тех, кто разыскивает своих предков.

В тюменском Музее частных коллекций прошла лекция, посвященная истории 43-го Сибирского стрелкового полка и судьбе его офицера — полковника царской армии Ивана Гавриловича Ермолаева, уроженца Тобольска, георгиевского кавалера, принимавшего участие в трех войнах. Участники заседания общества любителей и знатоков истории поговорили о том, какое влияние оказали Октябрьская революция и последовавшая за ней гражданская война на судьбы обычных жителей Тобольской губернии. Для многих 1917 год стал чертой, после которой жизнь изменилась раз и навсегда.

Известно, что 43-й Сибирский стрелковый полк был сформирован из 9-го Тобольского резервного пехотного полка и 10-го Омского резервного пехотного полка в сентябре 1910 года.

— В Омске помнят об этой воинской части: о ней есть информация в музее, в памятных местах установлены мемориальные доски, — говорит журналист, специалист по связям с общественностью военно-исторического клуба «43-й Сибирский стрелковый полк» Анна Тагильцева. — Но ни в Тюмени, ни в Тобольске о нем ничего не известно. Мы решили восстановить историческую справедливость и занялись этой работой. Полк воевал в составе 11-й стрелковой дивизии, куда входили полки из Омска, Томска и Новониколаевска (Новосибирска), поэтому мы плотно сотрудничаем с ребятами из этих городов, там есть военно-исторические клубы по нашей теме.

Тюменский военно-исторический клуб «43-й Сибирский стрелковый полк» занимается восстановлением и изучением истории этой воинской части, биографий ее солдат и офицеров, а также реконструкцией военной формы и традиций.

Сибиряки в гражданскую войну и Октябрьскую революцию

Анна рассказал о жизни коренного тоболяка — полковника русской армии Ивана Ермолаева, который служил в этом полку с самого начала своей карьеры и до расформирования воинской части. Поиск данных в архивах и исследование его биографии стали первой масштабной работой военно-исторического клуба. По словам участников клуба, во время гражданской войны многие офицеры полка, вернувшиеся с фронтов Первой мировой войны, воевали на стороне адмирала Колчака, поэтому информацию о них собирать очень сложно. В советские годы ни о полке, ни о его подвигах в русско-японской войне 1905 года ничего не говорили. Основными источниками биографических сведений для тюменских любителей истории стали дело о лишении прав и дело о сокрытии звания белого офицера, которые рассматривались в Тобольске в 1920 году и хранятся в архиве. Там же были найдены две анкеты, заполненные самим Иваном Ермолаевым, и материалы нескольких его допросов.

На вопрос анкеты о русско-японской войне Ермолаев ответил коротко: «Участвовал». Историю полка за этот период удалось восстановить по памятке, составленной в 1911 году и подробно описывающей участие подразделения во всех сухопутных сражениях.

— Сибиряки дрались отважно, и вскоре после начала войны Ермолаева повышают в звании, — рассказывает Тагильцева. — Он дважды получает медали за отличие на поле боя. К концу войны он был ранен. Его фотоснимок был напечатан в журнале, благодаря этому мы имеем его единственную фотографию.

После русско-японской войны Ермолаев вернулся в Тюмень в составе батальонов 9-го резервного полка, которые были введены в город для поддержания порядка. Тюмень охвачена волнениями, бастуют рабочие кожевенных заводов на набережной, проходят демонстрации, начинаются погромы еврейских кварталов. Промышленники и состоятельные горожане Тюмени начинают вооружаться. Городская Дума обращается к губернатору с просьбой создать оборонительный союз, но он отказывает и вводит войска.

— Часто спрашивают, почему я изучаю Ермолаева? — говорит Анна. — Спрашивают, чем он знаменит? Царя спас? Нет, он обычный полковник, которых в русской армии были тысячи. Но через его судьбу можно увидеть всю эпоху. Жизнь сталкивала его с людьми и приводила в места, которые были ключевыми для нашей страны в то время. Через одну биографию можно проследить важные события времени.

Обед с Колчаком

В 1910 году был сформирован 43-й полк, и тюменцев перевели в Омск, куда Ермолаев переехал с женой и детьми. В последний день последнего мирного года Российской империи он вышел в отставку в звании полковника, получил пенсию и переселился с семьей в Москву. Но с началом Первой мировой войны Ермолаев был мобилизован, собрал полк и стал им командовать. За доблесть на поле боя награжден орденами и георгиевским оружием. В 1916 году после контузии стал руководить школой прапорщиков и занимал эту должность до конца 1917 года.

В 1918 году Ермолаев возвращается в Москву к семье.

— Офицеров часто обвиняют в том, что они проспали революцию, — говорит Тагильцева. — После тяжелого ранения Ермолаева заботило только то, как прокормить семью. Кормить было нечем, они продавали личные вещи, а жена очень болела.

В 1918 году Ермолаевы возвращаются в Тобольск. В это время в Тюмени находятся части чехословацкого корпуса, поддерживаемые отрядом полковника Николая Казагранди.

По найденным архивным данным, Ермолаев, оставив семью в Тобольске, едет по приказу в Омск за новым назначением. В начале декабря он встретился и лично побеседовал с Колчаком на обеде в честь георгиевских кавалеров — и это ему потом припомнят в ЧК.

В конце 1918 года Ермолаева назначили на должность начальника гарнизона в Тобольске, но через полгода, как он объясняет в анкете, «сняли за слабохарактерность», поместили под домашний арест, а затем отправили на фронт в действующую армию. В документах допроса есть упоминание о том, что он отказался арестовать помощника тюменского комиссара, который появился в Тобольске.

Ермолаев попадает под командование генерала 2-й ударной армии, с которым они подружились еще во время русско-японской войны. Его назначают начальником обоза, но вскоре он попадает в окружение. «Красные забрали весь обоз», — напишет позже Ермолаев.

От белых — к красным

— На полях боев гражданской войны офицеров часто расстреливали на месте, — рассказывают исследователи истории полка. — В Сибири такого не было, относились более человечно, с уважением. Ермолаева взяли в плен и отправили рабочим на стройку в Шадринск. Потом перевели в Омск и освободили, но вскоре снова арестовали и этапировали в Петроград в составе партии из полутора тысяч чиновников, военных чиновников и офицеров. За три месяца рассмотрели его дело, признали годным к службе и направили на курсы пленных офицеров, где изучали две дисциплины: структуру Красной Армии и основы нового государственного строя. После курсов Ермолаева направляют на службу в Красную Армию, но военная комиссия его списывает по причине паховой грыжи.

Вернувшись в Омск, Ермолаев не может найти работу — бывшего офицера никуда не берут. Он устраивается в военкомат, но всплывает его «белое» прошлое, потом работает завхозом в детском доме. В конце концов, пожилой ветеран-инвалид с боевыми ранениями возвращается к родственникам и семье в Тобольск. В 1920 году его снова арестовывают вследствие неявки в окружной губернский комитет ЧК.

Последний документ о Ермолаеве, найденный в архиве, — прошение о восстановлении в гражданских правах. Такое прошение написала и его дочь, работавшая сестрой милосердия в тюремном каземате Тобольска и тоже лишенная гражданских прав как дочь белого офицера. Ермолаеву отказали, потому что «ни на какой полезной работе он себя не проявил, к власти не лоялен». Дочь Наталью, доказавшую, что она не имеет никакой финансовой поддержки от отца, в правах восстановили. 

«Все знающие меня могут подтвердить, что я никогда не скрывал и не имел надобности скрывать свою бывшую службу, так как никогда не проводил репрессий, не творил несправедливостей и не подписывал смертных приговоров», — этой фразой Иван Ермолаев заканчивает одну из анкет.

— Жаль было бы увидеть его в списках расстрелянных в 1937 году, — говорит Анна. — Нашла много своих родственников, но Ермолаева в этих списках не было. Делала запрос в ЗАГС Тобольского района, там тоже сведений нет, видимо, его похоронили на Тобольском Завальном кладбище, не заявляя о смерти.

Дом матери Ермолаева на Большой Октябрьской улице в Тобольске был знаменит тем, что в нем жил украинский поэт, переводчик и революционер Павел Грабовский, отец Бориса Грабовского, которого считают одним из изобретателей телевидения. В годы перестройки об этом забыли, обветшавшее здание разобрали, и место в центре города вблизи кремля уже застроено коммерческой недвижимостью.

После лекции в Музее частных коллекций участники военно-исторического клуба, изучающие летопись 43-го полка, узнали, что в научной библиотеке Тобольска сохранился фотоальбом 9-го Тобольского резервного пехотного полка с оригинальными фотографиями начала XX века. Среди их авторов есть и известный тюменский фотограф Шустер, который сам служил рядовым в этом полку.

После рассказа о событиях вековой давности участники мероприятия поделились методами и опытом поиска сведений о родственниках, живших сто лет назад. Прежде всего, это поиск на сайтах Министерства обороны и УМВД России по Тюменской области, сайтах со списками жертв политических репрессий, в Тюменском архиве и «Книге памяти о расстрелянных НКВД Тюменской области», изданной Рафаэлем Гольдбергом и Александром Петрушиным.

— Если ваши родственники были состоятельными людьми или служили в рядах белой армии, информацию о них можно получить в Центре изучения истории гражданской войны в Омске, — советуют в военно-историческом клубе. — Все архивы, связанные с этим периодом, на сегодняшний день рассекречены. В Государственном архиве РФ хранятся все документы из архива Колчака, которые были вывезены в Москву из Омска в 1920-х годах. Чтобы получить информацию в архиве ФСБ, нужно доказать родство с разыскиваемыми людьми.




Партнеры