Антиквариат - тема интересная и вечная

Нашему корреспонденту рассказали о любимом аромате дочерей Николая II

20 июля 2016 в 09:00, просмотров: 1516

Как люди превращают свою жизнь в служение красоте, как становятся антикварами? Что интересует любителей древностей? В чем суть бонистики и фалеристики? И откуда эта многозначительная тишина в галереях старинных вещей?

Антиквариат - тема интересная и вечная
Каминный набор: часы с декоративными вазами. Франция, вторая половина XIX века. Фото из личного архива Екатерины Исаевой.

Обо всем этом и не только мы поговорили с тюменским антикваром Екатериной Исаевой:

— В мир антиквариата все приходят по-разному. У кого-то это семейное. Кто-то просто приходит в галерею на работу. В моем случае ведущую роль сыграл папа, он у меня реставратор. И когда я восемь лет назад искала работу, он предложил мне пойти работать в антикварный магазин. Я никогда с этой сферой не сталкивалась, но пришла и загорелась.

— Как это происходило? Нужно к чему-то привыкать, учиться, вникать в тему?

— В первую очередь знакомишься с предметами старины. А потом понимаешь, что нужны знания. Поступила в Московский институт арт-бизнеса и антиквариата. Изучала искусствоведение, атрибуцию и экспертизу старинных вещей. Перенимала опыт. Защитила диплом.

— Вы даже сидите сейчас в старинном кресле…

— Это кресло конца XIX века, привезено из Европы, материал — дуб. Страну происхождения, если нет никаких клейм, определить очень сложно. Потому что подобного рода предметы мастера нередко копировали друг у друга. А вообще мы специализируемся на материальной культуре XVIII — XX веков. Хотя в наших экспозициях бывают предметы времен Ивана Грозного — иконы, монетки-чешуйки. 

— Признаться, у меня глаза разбегаются от такого количества винтажных вещей…

— Вы стоите рядом с печатной машинкой «Прогресс» производства СССР, она использовалась в 30-е годы прошлого века. Рядом коллекция бюстов советских вождей и полководцев — Ленина, Сталина, Дзержинского, Жукова. Это знаменитое каслинское литье. Завод в городе Касли Челябинской области до сих пор выполняет различные заказы. Дальше — старые пластинки производства 1930-1950-х годов с песнями Козина, Руслановой, Утесова, Бернеса. Их можно послушать на патефоне и граммофоне советского и немецкого производства. 

Перед вами — большая коллекция советских и немецких фотоаппаратов. Кстати, все сломанные механизмы, в том числе часовые, мы ремонтируем. Вот коллекция старых дореволюционных книг — произведения Жуковского, Достоевского и других авторов. А на подоконнике — галерея самоваров и бульеток самых разных видов и производителей. Замечу, самовар — это не только предмет пользования, но и предмет художественного творчества. В середине XIX века в России производилось около 120 тысяч медных самоваров, декорированных, сувенирных, в виде ваз, банок, рюмок, шаров, бочонков.

— Екатерина, подбор, поиск предметов для галереи — это какой-то хаотический процесс, или у него есть свои правила? 

— Вообще, многое зависит от потребителя. Мы сами иногда открываем для себя новые направления, потому что приходят люди и говорят: «Нам нужно то-то и то-то…». И каждый раз это становится для нас открытием. Вот, например, в последнее время многие начали спрашивать винтажные духи. В последний раз мы искали духи конца XIX— начала XX веков французской фирмы Coty. Дело в том, что ими пользовались члены царствующей семьи Романовых, в частности, дочери Николая II.

— И нашли?

— Нашли! Несмотря на то что эту серию прекратили выпускать в 20-х годах прошлого века. Просто пузырьки с духами хранятся в чьих-то личных коллекциях. Я вам даже могу дать их попробовать! Это аромат жасмина — Jasmin de Corse. Очень стойкий парфюм 1906 года выпуска. Ему более ста лет.

— Я чувствую его запах даже через стекло!

— В прошлом столетии в парфюмах содержалось около 10% чистого масла жасмина, а сейчас только 1-2%. Это один из самых ярких ароматов.

— Чем еще интересуются коллекционеры?

— Наибольшим спросом пользуются старинные монеты. Бонистика — изучение истории денег — и нумизматика непреходящи. Люди собирают как старинные, так и современные коллекционные монеты и банкноты. Иногда мы работаем на заказ: ищем для них нужные экземпляры. Бывает, заходят фалеристы — коллекционеры различных нагрудных знаков, орденов и значков. Следом идут интерьерные предметы: люди хотят украсить свой дом какими-то красивыми старинными вещами. Это могут быть скульптуры, наборы рюмок, чашки, самовары, канделябры, часы и так далее. 

— Какая категория людей интересуется антиквариатом?

— Люди самые разные. Например, монетами интересуются не только взрослые, но и мальчишки, начиная с начальных классов. К нам постоянно приходили два мальчика лет девяти, и было любопытно за ними наблюдать. Можно сказать, что они выросли на наших глазах.

Правильнее было бы сказать о женских и мужских предпочтениях. Так, фарфор и стекло собирают в основном женщины. А самовары, предметы мебели, чугунные скульптуры — мужчины. Молодых людей не так много.

— Каковы способы приобретения нужных вам вещей?

— Иногда это обмен. Но времена меняются: уже мало у кого есть предметы, доставшиеся по семейным каналам от бабушек и прабабушек. Лет восемь назад примерно 70% экземпляров приобретались в нашем регионе, в Свердловской области. А сейчас мы привозим их из Европы, Москвы, Санкт-Петербурга.

Современный рынок антиквариата — это мир коллекционных вещей, находящихся у ценителей старины. Они обновляют свои коллекции либо, насытившись каким-либо направлением, увлекаются новым видом коллекционирования. Таким образом, в этой сфере происходит постоянное движение.

— Вы недавно снова вернулись из командировки…

— Я была в Тобольске. Мы пополняем фонды одного из музеев. В конце прошлого года помогали оформлять дом-музей купцов Терентьевых в Салехарде. Мы тесно взаимодействуем с музеями Тюмени, Тобольска, Ялуторовска. Их сотрудники обращаются к нам за предметами обихода, интерьера и мебели для своих экспозиций. Кроме того, мы участвуем в различных межрегиональных антикварных выставках. Своего рода это слеты коллекционеров.

— Екатерина, вы сталкивались с какими-то не­обычными явлениями, связанными с антиквариатом?

— Вот чего у нас нет, так это необычных явлений. Многие, кстати, нас спрашивают об этом. Увы, никакой негативной или необычной ауры у вещей мы не чувствуем, никаких фантомов не видели, и из старинных зеркал на нас никто не смотрит. Если бы что-то такое было по ночам, то охранники рассказали бы нам. Хотя мы наслышаны о различных суевериях, легендах, заговоренных кладах. Но это не наша профессия.

— У вас появилась какая-либо коллекционная страсть?

— У нас тут невозможно этим не заразиться! Я долго выбирала себе предмет коллекционирования. И остановилась на чайных парах — фарфоровых чашках и тарелочках царской России. К тому же я защищала диплом как раз на эту тему. Разные заводы выпускали чайные пары, в различной технике. Меня это очень увлекает. Очень люблю советский фарфор, вернее, статуэтки советского периода. Кстати, все фабрики, выпускавшие эти замечательные фигурки, ведут свой отсчет с екатерининских времен. 

— Одним словом, антиквариат — тема вечная? 

— Именно вечная! Весь антикварный рынок — это история. Любой человек в меру возраста, образованности интересуется историей, своими истоками. И если появляется увлечение, то оно затягивает с головой. И очень приятно работать с коллекционерами, которые не просто собирают что-то, а изучают культуру народа, могут ярко и увлекательно рассказать о чем-то, поделиться опытом. И это самые любимые клиенты.




Партнеры